March 12th, 2011

Я и Матрица

План - закон.

Продолжаю настаивать: у правительства жесткий план - сокращение населения на миллион в год.

"Путин в Рязани разбирался с ходом реформы здравоохранения. А вчера утром я видел репортаж по «России-1» о ликвидации (согласно плану этой реформы) больницы в каком-то городе на реке (если я правильно помню) Вилюй. Какая-то чиновница сказала: Естественно, что для населенного пункта в 5 тысяч жителей родильное отделение не полагается.
И это во время, когда страна пытается остановить своё физическое вымирание!
Далее эта чиновница произнесла вовсе чудовищную вещь, видимо, даже не понимая, что говорит: К сожалению, уровень медицинского, врачебного обеспечения у нас (в регионе) и так превышает средний по России."



У нас, наверное, тоже реформа и тоже превышает - поэтому слуги народа поработали, и теперь норма: на отрезанный от города морем огромный район Севастополя под названием Северная сторона (плюс пригородная зона - Учкуевка, Любимовка, Голландия, Меккензиевы горы, Кача, Андреевка и Орловка) - одна машина "Скорой помощи".
На примерно 80000-90000 человек.
Вчера на улице возле дома увидел лежащего на земле человека. Трезвый, инвалид, стало плохо с сердцем. Донес до скамейки, вызвал "скорую". Ждал больше часа.
Не приехали.
Я и Матрица

«И толико быша за ним царица Марфа две недели и преставися…»


Ц а р и ц а (в изумлении). Пресветлый государь, княже мой и господин! Дозволь рабыне твоей, греемой милостью твоею…
Б у н ш а. Очень рад. (Целует руку царицы.) Очень рад познакомиться. Позвольте вам представить: дьяк… и гражданин Милославский. Прошу вас к нашему столику.
М и л о с л а в с к и й. Ты что плетешь? Сними, гад, пенсне.
Б у н ш а. Но-но-но! Человек! Почки один раз царице! Простите, ваше имя-отчество не Юлия Владимировна?
Ц а р и ц а. Марфа Васильевна я...
Б у н ш а. Чудесно, чудесно!.. Рюмку кардамонной, Марфа Васильевна.
Ц а р и ц а (хихикая). Что вы, что вы...
Б у н ш а. Сейчас мы говорили на интереснейшую тему. Вопрос об учреждении жактов.
Ц а р и ц а. И все-то ты в трудах, все в трудах, великий государь, аки пчела!


Марфа Васильевна Собакина (фигурирующая в пьесе Михаила Булгакова "Иван Васильевич" и, соответственно, в фильме "Иван Васильевич меняет профессию") прожила только две недели после свадьбы.
Следовательно, можно совершенно точно установить, в какое время попали И.В.Бунша и Жорж Милославский: брак состоялся 28 октября 1571 года, царица Марфа скончалась через 15 дней, 13 ноября 1571 г.
Непонятно, почему из четырех законных и еще четырех незаконных жен Иоанна Грозного Булгаков выбрал именно ее: царица никак не могла вести себя радостно и ласково - отравили ее, очевидно, вскоре после победы в конкурсе красоты, из которого 19-летняя Марфа, родственница Малюты Скуратова, вышла победительницей среди более 2000 претенденток, завоевав главный приз - право выйти замуж за царя. (И боярин Борис Годунов, кстати, который в числе приближенных Иоанна Васильевича на этой свадьбе выступал в роли «дружки», тоже был родственником Малюты Скуратова - знаменитая фраза звучит в пьесе более скромно: «Какого Бориса-царя? Бориску?!»)
Историк Н. Костомаров (тот самый, который впервые назвал Ивана IV "Грозным" - что было уже в 19 веке, а потому странно, что прижилось) указывает на то, что отравление произошло еще до обряда венчания, и Иван Грозный, отправляясь с невестой в Троицкий собор Александровской слободы, уже знал, что Марфу пытались отравить.
Свадебный пир был прерван тем, что новобрачная потеряла сознание.
Через неделю она скончалась.
Даже приглашать гостей на поминки не было никакой необходимости: они ещё не успели разъехаться со свадьбы.
В 1990 году судебно-медицинская экспертиза пыталась обнаружить яды химического происхождения, но в останках не было следов ни мышьяка, ни ртути (что странно - огромное количество Рюриковичей, практически все, кроме 4-5 человек - было методично отравлено именно мышьяком и ртутью). По всей видимости, яд был растительного происхождения.
Я и Матрица

Страна с непредсказуемым прошлым

Вот, например, вдова Бухарина написала в своих мемуарах "Незабываемое": "...о мужественном поведении И.Э.Якира, входившего в комиссию по решению судьбы Бухарина и Рыкова и воздержавшегося при голосовании (на февральско-мартовском Пленуме 1937 года. — В. К.), я узнала от жен Якира, Уборевича (Иерониму Петровичу сообщил об этом сам Якир), наконец, то же говорила мне жена Чудова".
Однако почти одновременно с выходом книги А.М.Бухариной (в 1989 г.) были опубликованы документальные сведения об этом самом голосовании членов комиссии по решению судьбы Бухарина. На голосование были поставлены два "предложения": "судить с применением высшей меры наказания — расстрела" (Ежов) и "судить без применения расстрела" (Постышев). Воздержался от голосования только один — самый осторожный и потому, вероятно, "вечный" Микоян (недаром он бессменно пробыл в составе ЦК долее, чем кто-либо—54 года,—с 1922 по 1976-й!). Против расстрела были также "уцелевшие", умершие своей смертью Литвинов, Петровский и даже считающийся особо злодейским Шкирятов. А среди тех, кто проголосовали за расстрел — репрессированные вскоре Косарев и—вопреки легенде! —Иона Якир...
Впрочем, все обстояло даже прискорбнее, ибо позже было внесено еще одно предложение (Сталин) — доследовать дело Бухарина, а потом уже решить вопрос о суде, за что и проголосовало большинство (и суд состоялся только через год, в марте 1938-го), но Якир еще раз проголосовал за незамедлительный суд и расстрел!..