August 31st, 2016

Я и Матрица

О философии исторических фальсификаций

Руины, впрочем, не были открыты архитектурой XVIII века. Свидетельства о первых искусственных развалинах относятся к XVI веку. Вазари сообщает о неком Джироламо Генга, который в 1510 году построил для герцога Урбино дом-руину из римских колонн, арок, архитравов. В садах виллы д'Эсте была выстроена из камня миниатюрная модель развалин римских форумов, омываемая потоками воды. В регулярных садах руины не возводились, но в архитектуре страсть к причудам, свойственная вкусам XVI и XVII столетий, породила руинный декор залов Палаццо дель Те в Мантуе, дворца Бальби Гропелло в Генуе, дворца в Поммерсфельдене. Впрочем, в ту эпоху руины не стали чем-либо большим, чем причуда изощренного вкуса. Основой философии, фокусом мироощущения они сделались лишь в XVIII веке. Утверждение этой философии знаменовалось распространением руин в пейзажных парках.
...
Век руин вместил в себя два отличных друг от друга в архитектурном отношении периода. В XVIII веке необходимость создать «философическое» настроение, желание наделить парковый ландшафт содержанием, выраженным общепонятным языком символов, как правило, получали воплощение в форме «античных» руин. XIX век, отбросив чуждый ему рассудочный язык аллегорий и взывая к стихии романтических чувств, обрел свой идеал в эпохе средневековья. Руины теперь строились почти исключительно в готическом стиле. Но дни их были уже сочтены. Они ушли в прошлое вместе с Романтизмом. Во второй половине века руины возводят лишь изредка, по старой памяти.
История искусственных руин в парках России начинается не с екатерининской эпохи, как того следовало бы ожидать, а со времен Петра I. Сообщают о предложении некоего иностранца «построить на море дом как бы полуразвалившийся от времени и наверху, и негде по стенам посадить деревья и травы и замарать кирпич составом, чтобы кирпич казался старинный... внутри того дома все убрать по старинному, римскому» {6}. Это предложение было отвергнуто Петром, но руины в Петергофском парке все же появились. Они были возведены на гребне берегового уступа при Руинном каскаде (позднее, «Шахматная гора»), сооруженном Николо Микетти. На этот счет Петр I в 1721 году отдавал распоряжение: «У сей горы смотреть, чтобы два старых дома или руины были о двух или трех этажах» {7}. В 1760-х годах каскад был перестроен и лишился башен-руин.
С воцарением Екатерины II императорские парки начали переустраиваться в новом, английском стиле. Вместе с ним пришли в парки и искусственные руины.
...
Одна из первых и, возможно, самая оригинальная руина окрестностей Петербурга – царскосельская башня-руина (1771 – 1773). Надпись на ее замковом камне свидетельствует о том, что сооружена она «на память о войне 1768 года». Архитектура этой руины загадочна. В ней можно видеть башню замка с пандусом-мостом наподобие римского замка Святого Ангела. Но можно воспринимать ее и как циклопическую колонну, ушедшую на 2/3 высоты в землю и обросшую поздними пристройками. Подобная руина, изображающая, впрочем, обломанную, «усеченную» колонну, была сооружена в парке Дезер де Ретц, во Франции примерно в то же время.
Ранние авторы, оставившие описания царскосельских садов, считали его именно башней, замком – то готическим, то мавританским. А посвятительная надпись дала одному из них повод для предположения: «не представляют ли они (развалины) разительного подобия с состоянием Оттоманской империи?»



В общем, подделки клепались массово и серийно.
А по прошествии лет ста уже и официально становились памятниками самой что ни на есть древнейшей архитектуры.