October 10th, 2016

Я и Матрица

О скромности.

Я и Матрица

(no subject)



"Как мы пишем вдвоем? Да так и пишем вдвоем. Как братья Гонкуры. Эдмонд бегает по редакциям, а Жюль стережет рукопись, чтобы не украли знакомые..."

Не уберегли.

Дама делает вывод: Ильф и Петров только рядом стояли, а писал за них Булгаков.
Я не читал внимательно - так, просмотрел по диагонали.
Основные аргументы - сопоставление стиля фраз.
Типа, очень похоже.
И что?
Почему бы двум стилям и не иметь какие-то схожие черты?
Чай, одна страна, один язык, одно время.
А то, что у Ильфа с Петровым остальные произведения не идут в сравнение с двумя их шедеврами - так не всему ж быть на уровне гениальности, не все пишется на вдохновении.
И у Булгакова, кстати, простенькие вещицы читать невозможно.
Даже и первые варианты гениальнейшей "МиМ" написаны так, что перекашивает иногда от кривизны слога.
Если кто не в курсе, ее редакций было штук семь.
Вот, можете качнуть одну из первых и почитать - "Великий канцлер", fb2.
Если лень качать - ну, попробуйте составить представление по паре строчек самого начала:


В час заката на Патриарших Прудах появились двое мужчин. Один из них лет тридцати пяти, одет в дешёвенький заграничный костюм. Лицо имел гладко выбритое, а голову со значительной плешью. Другой был лет на десять моложе первого. Этот был в блузе, носящей нелепое название «толстовка», и в тапочках на ногах. На голове у него была кепка.
Оба изнывали от жары. У второго, не догадавшегося снять кепку, пот буквально струями тёк по грязным щекам, оставляя светлые полосы на коричневой коже…
Первый был не кто иной, как товарищ Михаил Александрович Берлиоз, секретарь Всемирного объединения писателей (Всемиописа) и редактор всех московских толстых художественных журналов, а спутник его – Иван Николаевич Попов, известный поэт, пишущий под псевдонимом Бездомный.
Оба, как только прошли решётку Прудов, первым долгом бросились к будочке, на которой была надпись: «Всевозможные прохладительные напитки». Руки у них запрыгали, глаза стали молящими. У будочки не было ни одного человека.
Да, следует отметить первую странность этого вечера. Не только у будочки, но и во всей аллее не было никого. В тот час, когда солнце в пыли, в дыму и грохоте садится в Цыганские Грузины, когда всё живущее жадно ищет воды, клочка зелени, кустика, травинки, когда раскалённые плиты города отдают жар, когда у собак языки висят до земли, в аллее не было ни одного человека. Как будто нарочно всё было сделано, чтобы не оказалось свидетелей.
– Нарзану, – сказал товарищ Берлиоз, обращаясь к женским босым ногам, стоящим на прилавке.
Ноги спрыгнули тяжело на ящик, а оттуда на пол.
– Нарзану нет, – сказала женщина в будке.
– Ну, боржому, – нетерпеливо попросил Берлиоз.
– Нет боржому, – ответила женщина.
– Так что же у вас есть? – раздражённо спросил Бездомный и тут же испугался – а ну как женщина ответит, что ничего нет.
Но женщина ответила:
– Фруктовая есть.
– Давай, давай, давай, – сказал Бездомный.
Откупорили фруктовую – и секретарь, и поэт припали к стаканам. Фруктовая пахла одеколоном и конфетами. Друзей прошиб пот. Их затрясло. Они оглянулись и тут же поняли, насколько истомились, пока дошли с Площади Революции до Патриарших. Затем они стали икать. Икая, Бездомный справился о папиросах, получил ответ, что их нет и что спичек тоже нет.
Икая, Бездомный пробурчал что-то вроде – «сволочь эта фруктовая» – и путники вышли в аллею.
Я и Матрица

В действительности все не так, как на самом деле

Человек исследует сдвиги календарей и подделки хронологии, и вот такая у него интересная попытка реконструции:



Меня удивили (кроме прочего) события, перенесенные в 1848-1849 годы:

1848 - восстание декабристов.
1849 - заграничный поход русской армии
(имеется в виду, очевидно, Отечественная война 1812 года).


То есть тут фактически утверждается: восстание декабристов было не через 12-13 лет после Отечественной войны 1812 года, а за год до неё.
Возникает простой логичный вопрос: если таблица правильна, то чем и как можно было оформить разведение двух рядом находящихся событий на 12 лет? (Про "зачем" я просто молчу.)
Сдвиг календарей исключаем - то есть речь идет о прямой и всеобщей подделке документов?
Это очень серьезное заявление.
Если кто не в курсе, то даже безбашенные Фоменко с Носовским не рисковали трогать историю после начала 18 века, утверждая, что она достаточно корректно описана.
А тут вдруг такие заявки.
Могут ли они быть правдоподобными?
Давайте разберем эту проблему на примере декабристов.
Постараюсь излагать длинно и подробно, чтобы все всё поняли.

Имеется огромный массив эпистолярного наследия тех лет - массовой переписки уймы людей, участвовавших в событии, которое мы называем "Декабрьское восстание 1825 года."
Вот, например - куча писем тех исторических персонажей, которые нам известны как "декабристы".
Причем эти письма сохранились в таком количестве, что только перечисление заголовков занимает десятки страниц: тогда письма писались иногда десятками в день - они были основным средством коммуникации.
А для сомневающихся есть еще и уйма прочих письменных документов и артефактов той эпохи, не говоря уж про абсолютно точно датированные материалы следствий, протоколы допросов, судебные документы, секретные и не очень сообщения и доносы, указы, донесения, реляции, деловые бумаги, описи, ведомости, табели, списки, выписки из приказных дел, росписи, отчеты, докладные батюшке-императору, письма из тюрем-ссылок, письма жен декабристов, последующие документы и отчеты о деятельности декабристов в Сибири (в том числе даже коммерческой, как ни странно), мемуары... и так далее.
Все документы жестко увязаны между собой - и общей канвой событий, и последовательностью, и внутренней логикой; почерк, стиль и язык характерны; все снабжены общими действующими лицами, перекрестными связями; все проверяются по внешним историческим датированным событиям, по внутренним, родственным, семейным структурным последовательностям (в том числе не имеющим к декабристам отношения), и т.д.
Все это датировано - причем принадлежность, почерк и даты вполне системны, а подробные описания в содержании этой переписки переплетены между собой огромным количеством сложных взаимосвязанных деталей и фактов - в общем, письменно зафиксирована и выстроена целая эпоха с полной иерархией.
Да и Пушкин, чья биография чуть ли не поминутно исследована, тоже неслабо с этими событиями по датам пересекается - вокруг него всегда было до хренищща будущих декабристов, с самого его детства, да и сам он, как известно, был завязан в заговоре, и даже потом, с 1826 года до самой смерти - постоянно упоминает восстание на Сенатской площади.
Куда эти датировки девать?
А живопись, графика?
Есть огромное море датированных картин, посвященных восстанию, в том числе - и современников.
Вот, например:


Восстание на Сенатской площади в Петербурге 14 декабря 1825 года.
Акварель К. Кольма. 1830-е гг.


Каким же образом то, что четко датировано и в эпистолярном жанре, и в литературе, и в искусстве, и в следственной документации 1825 годом - вдруг может оказаться годом 1848, а событие 1812 года - годом 1849-м?
То есть: как через год после восстания декабристов вдруг к нам в гости может придти Наполеон?
Не на 12-13 лет раньше, а на год позже?
Это при том, например, смешном факте, что 115 будущих декабристов сначала задокументированно повоевали в Отечественной войне 1812 года.
Поясняю: в их сохранившейся переписке сначала идут письма о войне 1812-14 годов, когда они были молодые и красивые, потом 10-12 лет писем из мирной жизни (с четкими датами, с хронологией, с последовательным описанием жизнедеятельности за все эти 12 лет), а уж потом - описание событий 1825 года и последующих.
Значит, человек, который в реконструкции поставил эти события рядом, да еще и в обратной последовательности, убежден: кому-то и зачем-то понадобилось писать от имени всей дворянской верхушки России (сотен, тысяч исторических фигур того времени!) эшелон поддельных писем с поддельными датами.
Причем подделки должны быть в огромном, непредставимом объеме, потому что хронология связанных событий начиналась минимум за пару-тройку десятков лет и до 1812 года, и до восстания.
Подделать это все, конечно, теоретически можно, но для этого нужно многое, слишком многое: качественная подделка физических артефактов в таком количестве - дурное дело.
А полное изъятие и уничтожение подлинников? И чтобы нигде по всей России не сохранилось ни письмишка с противоречивой датой? Как это себе представить?
Но если допустить, что это все же делалось, то прежде всего нужны люди (очень много болтливых людей), а также деньги, время, ресурсы, структура, план действий, цель... и так далее.
И технология подделки, кстати.
Получаем целую отрасль промышленности, причем с КПД, стремящимся к нулю - поскольку с каждым прошедшим годом криминалистика совершенствуется, и любой сегодняшней экспертизе установить в исторической канве бытовое описание фальшивых событий и помножить все это на ноль было бы не особо сложно, думаю.
Но это всего лишь на мой взгляд.
Я не специалист.
Поэтому если серьезный исследователь вдруг мне говорит: все было не так, декабристы восстали за год до Наполеона! - то я мирно отвечаю: ну, хорошо, пусть, но тогда все без исключения письма, завязанные на этих людях, событиях, годах - все подделка?
И когда я попытался так ответить автору таблицы, то он среагировал очень интересно: что ж мне теперь - разрушать всю мою математически выверенную хронологию только из-за того, что "есть какие-то письма"?
И после этого потер все мои комменты.
Ну, ладно.)))
Но если "есть какие-то письма" и противоречащая им солидная, "математически выверенная хронология", то разве не стоит попробовать понять, что истинно, а что ложно?
И если истинна "математически выверенная хронология" - то надо бы все же понять происхождение "каких-то писем", нет?

-------------------------

Если кому интересно - то после этого текста автор таблички меня еще и забанил.
Да и правильно.
Зачем неудобные вопросы.
Что ж, каждый спорит о правдивости истории своими методами.