August 3rd, 2020

1993

В отличие от коренных москвичей Николая Карловича Сванидзе или Сергея Борисовича Пархоменко...

, так запросто говорящих о еврейских погромах и русском антисемитизме, я родился и детство провёл в Макарове, в бывшем еврейском местечке на Киевщине, в самом эпицентре черты оседлости, да не просто в эпицентре, а в таком, что на соседней улице чернобыльский цадик своего сына женил и основал хасидскую макаровскую династию.
И по этой простой причине, буквально с молоком матери, я полюбил вкус гефилте фиш и лучшего в мире форшмака, Шолом Алейхем входит в круг моих любимейших писателей, слову "бизнес" я предпочитаю "гешефт", а шум и гам, устраиваемый московской интеллигенцией по поводу и без повода, привычно называю гевалтом и рейвахом.
Так я о погромах.
В местечке, где я родился, люди помнили старые времена, когда на 1300 дворов было 200 дворов русских и польских, а остальные были все наши (украинцев тогда ещё не придумали, это после большевиков началось людей в украинцы силком загонять). И большевики все почему-то с еврейской слободы родом были, а их жёны нанимали безработных русских и польских женщин себе в прачки, потому что как-то сразу разучились стирать своё бельё. Польская прислуга особо ценилась за аккуратность и молчаливость.
Люди и это запомнили.
Потом вошедшие винницкие петлюровцы уменьшили количество комиссаров, потом опять среди русских оказалось много врагов народа, ну а после того, как в 1941-м в местечко вошли немцы…
Collapse )
Я и Матрица

(no subject)

Я и Матрица

Два никак не связанных события